NewsMaker: Как Илана Шора выводили из-под удара

Позиция обвинения

Прокурор Антикоррупционной прокуратуры Андрей Баешу (уволился из прокуратуры, в январе 2020 года на него завели уголовное дело за вмешательство в расследование кражи миллиарда) в суде требовал приговорить Илана Шора в общей сложности к 19 годам тюрьмы за мошенничество в особо крупных размерах (ст.190 п.5 УК РМ) и отмывание денег в особо крупных размерах (ст.243 п.3 б УК РМ) с лишением права занимать должности в банковской сфере на 5 лет.

По версии следствия, Илан Шор, занимая должность члена совета Banca de Economii, вывел деньги из банка с помощью фиктивных компаний Caritas Grup, Provolirom, Dracard и Voximar, которые сам создал.

Следствие отмечает, что Шор злоупотребил доверием лиц, ответственных за проверку кредитных документов в Banca de Economii и, находясь в сговоре с другими уполномоченными сотрудниками банка, вывел из банка средства, нанеся ему ущерб 5 291 708 829, 71 леев. Деньги, полученные компаниями Шора, через множество транзакций выводили на счета компаний-нерезидентов.

В обвинении, среди прочих, фигурирует компания-нерезидент Hezburg LLP, на которую Шор выводил деньги из молдавских банков. Запомните это название.

Прокуратура также требовала взыскать с Шора в пользу Banca de Economii 5 291 708 829, 71 леев и обязать его оплатить 42 483 леев судебных издержек.

Позиция Шора

Адвокаты Илана Шора Юлиан Балан и Денис Уланов (сейчас депутат парламента от партии «Шор») требовали в суде переквалифицировать обвинение против Шора и заменить мошенничество в особо крупных размерах на обвинение в «причинении имущественного ущерба в особо крупных размерах путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения» (Ст.196 п.4 УК РМ).

Отметим, что за мошенничество в особо крупных размерах предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 15 лет, а за «причинение имущественного ущерба» предусмотрен штраф от 1000 до 2000 условных единиц или лишения свободы на срок до 3 лет.

Адвокаты также требовали оправдать Шора по обвинению в отмывании денег в связи с тем, что в его действиях не было состава преступления, и освободить его от ответственности за «причинение имущественного ущерба», применив положение закона об амнистии по случаю 25-летия со дня провозглашения независимости Республики Молдова.

Также защита Шора просила снять с имущества их клиента все обеспечительные меры.

Адвокаты Шора обращали внимание суда на то, что обвинение носит «формальный и абстрактный характер». «Обвинение упускает из вида, что бенефициарами средств из Banca de Economii были Владимир Филат и Вячеслав Платон», — приводится в приговоре позиция защиты.

Адвокаты Шора также указывали на то, что в своем доносе в 2015 году и в ходе допроса по делу Филата как свидетеля, а также на двух допросах в статусе обвиняемого в 2016 году Шор заявлял, что «выдавал кредиты Филату» под давлением и запугиванием.

«Илан Шор не знал, как удовлетворить запрос Филата и передать ему 180 тысяч долларов. Тогда Филат обратился к Вячеславу Платону, который разработал схему вывода денег из Banca de Economii», — сказано в позиции защиты.

Шор в суде утверждал, что не виновен в мошенничестве и отмывании денег, а его единственной целью было получение «патримониального дохода» для Banca de Economii.

Он также заявил, что, если в случае с Филатом брал кредиты под давлением, то в случае с Платоном последний ввел его в заблуждение.

В суде по делу Шора выступил спецадминистратор Banca de Economii, который рассказал о нарушениях при выдаче кредитов компаниям Шора. Так, по словам свидетеля, залоги, под которые выдавали кредиты компаниям Шора, были фиктивными, российские банки (названия банков фигурируют в деле) не подтвердили свои гарантийные размещения, выданные молдавским банкам. А транзакции по выдаче кредитов Banca Sociala были фиктивными. Он рассказал и о цессии долга компаний Шора компанией Fortuna United LP (это название тоже запомните).

Свидетель также заявил, что сотрудники Banca Sociala признавали, что манипулировали информационной системой банка, чтобы зарегистрировать эти кредиты.

Илан Шор в суде назвал показания свидетеля нелогичными и необоснованными и отметил, что его показания опровергли другие свидетели, которые подтвердили, что компании Шора вернули кредиты, взятые в Banca de Economii.

Шор также сослался на показания сотрудника Нацбанка, который заявил, что сумма ущерба составляет 2,6 млрд леев.

Что решил судья

Судья Андрей Никулча согласился переквалифицировать обвинение Илану Шору. Он мотивировал это тем, что обвинение не доказало, что Шор намеревался вывести деньги из Banca de Economii, а в ходе судебного разбирательства выяснилось, что обвиняемый намеревался временно использовать эти средства для того, чтобы получить «патримониальную выгоду».

«Шор намеревался вернуть кредиты в Banca de Economii, это подтверждается показаниями свидетелей», — отмечается в мотивировочной части решения суда.

Никулча также постановил, что «обвинение не предоставило суду убедительных доказательств того, что Шор совершил мошенничество, в то время как сторона защиты предоставила достаточно доказательств обратного».

Суд также постановил, что компании Шора вернули кредиты на сумму 2 575 769 144 лея, а в деле нет доказательств того, что деньги из банка попадали в распоряжение Шора.

Никулча все же нашел в действиях Шора «причинение имущественного ущерба» в особо крупных размерах. Судья также счел достаточными доказательства вины Шора в отмывании денег в особо крупных размерах и отклонил требование адвокатов оправдать Шора, применив положение закона об амнистии.

Суд также постановил, что, хотя Banca de Economii требовал инициировать гражданскую процедуру и взыскать с Шора ущерб 5 291 708 829, 71 леев, реальная сумма ущерба ниже.

В связи с этим Никулча принял гражданский иск Banca de Economii в принципе, но, чтобы не затягивать процесс Шора, решил, что иск банка следует рассмотреть отдельно в гражданском процессе.

Никулча посчитал, что это исключительный случай. Также в приговоре сказано, что суд не может снять обеспечительные меры с имущества Шора, так как их не налагали. Судебные издержки Никулча возложил на государство, а приговор Илану Шору должен быть приведен в исполнение после вступления в законную силу, то есть, после того как по делу выскажется Апелляционная палата.

Источник: https://newsmaker.md

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x